Заработок с нуля урок

You don’t have permission to заработок с нуля урок the requested directory. There is either no index document or the directory is read-protected. You don’t have permission to access the requested directory.

There is either no index document or the directory is read-protected. Деньги дают возможность вкусить высшие радости, которые дает жизнь. Деньги любят тех, кто понимает простые законы, их накопления. Сегодня деньги подчиняются тем же законам, что правили миром капитала еще в Древнем Вавилоне шесть тысяч лет тому назад. Процветание нации зависит от финансового благополучия каждого гражданина. Эта книга как раз и исследует аспекты персонального успеха каждого из нас.

Успех есть достижение цели собственным трудом и умением. Ключ к успеху — в правильной подготовке к осуществлению задуманного. В поступках мудрости не больше, чем в мыслях. А мысль не может быть мудрее понимания. Предлагаемые в этой книге рецепты спасения от тощего кошелька могут стать основой для понимания финансовых законов.

Собственно, в этом и состоит цель: предложить тем, кто стремится к успеху, проникнуть в тайну денег, с тем чтобы накопить капитал, сохранить его и заставить работать на прибыль. Последующие страницы книги перенесут нас в Древний Вавилон — колыбель базовых финансовых законов, которые остаются актуальными и по сей день. Автор с радостью приветствует своих новых читателей, надеясь, что и для них, как и для миллионов их предшественников, книга станет источником вдохновения на пути к успеху и финансовому благополучию. Пользуясь случаем, автор выражает благодарность бизнесменам, которые щедро делились почерпнутыми в этой книге знаниями со своими друзьями, родными, коллегами. Признание, полученное со стороны делового мира, особенно ценно, поскольку именно представителям бизнеса пришлось на практике испытать действенность тех инструментов и законов, о которых идет речь в книге.

Вавилон стал самым процветающим городом древнего мира, потому что его жители сумели побороть бедность. И твердо придерживались основных финансовых законов, позволявших им не только добывать деньги, но и сберегать их и заставлять работать. Бензир, строитель колесниц из Вавилона, пребывал в самом мрачном расположении духа. Устроившись на низкой изгороди, окружавшей его владения, он печально взирал на свой убогий домишко и открытую мастерскую, где стояла почти достроенная колесница. Из распахнутой двери дома время от времени выглядывала его жена. Взгляды, которые она украдкой бросала в сторону мужа, напоминали ему о том, что в доме почти не осталось еды и ему пора бы взяться за работу и достроить наконец колесницу — вбить последние гвозди, отполировать и покрасить, натянуть кожу на ободья колес и доставить товар богатому заказчику. Но его толстое, нагруженное мышцами тело и не думало шевелиться.

Мысли лениво вращались вокруг единственного вопроса, на который Бензир никак не мог найти ответа. Горячее тропическое солнце, столь привычное для долины Евфрата, нещадно жгло его своими лучами. Бусинки пота, скапливаясь в надбровьях, незаметно сбегали вниз по лицу, чтобы затеряться в мохнатых зарослях на его груди. По ту сторону его дома вздымались высокие насыпные стены, окружавшие царский дворец. Голубое небо рассекала расписная башня Храма Бэл. Тень от этого грандиозного сооружения накрывала собой и бедное жилище Бензира, и множество других домиков — гораздо более добротных и ухоженных. Таким был Вавилон — смесь великолепия и убожества, слепящего богатства и жестокой нищеты, — все сбилось в кучу безо всякого плана и системы под сенью могучих стен города.

Если бы только он потрудился обернуться, он бы увидел, как за его спиной тянутся, тесня друг друга, богатые колесницы, заставляя сбиваться к обочине и торговцев в сандалиях, и босых нищих-попрошаек. Даже богатые были вынуждены трястись в колесницах по сточным канавам, освобождая дорогу для длинной очереди рабов-водоносов, которая медленно двигалась по царскому делу, — каждый раб нес тяжелый мешок из козьей шкуры, наполненный водой, для поливки висячих садов. Бензир был слишком поглощен собственной проблемой, чтобы слышать или обращать внимание на шумную суету делового города. Лишь неожиданно раздавшийся звук струны знакомой лиры вывел его из задумчивости. Он обернулся и увидел перед собой одухотворенное улыбающееся лицо своего лучшего друга Кобби, музыканта. Да наградят тебя боги великой щедростью своей, мой добрый друг, — произнес Кобби свое витиеватое приветствие. Хотя, похоже, они уже и так постарались, облагодетельствовав тебя.

Related posts